~Sarabi19~
Я не намерена гоняться за мечтой. Я собираюсь ей стать.
Итак, а теперь обзор последних двух октябрьских недель.

Открыла для себя магазинчик у Порта-Нигры под названием "EuroShop", где все товары продаются по сказочной цене в 1 евро. А продаётся там почти всё, от шоколадок до утюжков, распрямляющих волосы. Короче, чего там только нет...
Ещё я, Таня (моя подруга с курсов, которой 40 лет) и тот самый "русский", который прикатывает ко мне с момента начала моих занятий и который вовсе и не русский, а литовец Эрнест - мы договорились как-нибудь поехать в Люкс в очень хороший клуб. Я прихвачу своих подружек, Таня - своих, Эрнест позовёт друзей. Поедем в Люкс на пати, короче. В ближайшем будущем. Я бы не согласилась вовсе (особенно учитывая перспективу отжигать в компании 40-летних дамочек - да, выглядит Таня на 25, и одевается роскошно, но всё же...), но мои подружки "в поиске" и очень настаивают на том, чтобы поехать с ребятами куда-нибудь отжечь. В "Тони", где мы тусили первый раз, они уже не хотят, поэтому поедем с Эрнестом в проверенный люксембургский клуб! А ещё он обещал свозить нас на вечеринку для русских. А я уговорила Таню повести меня на необычную вечеринку в Трире, где каждому выдаются наушники, и каждый включает себе СВОЮ музыку и сам себе под неё танцует. Так круто смотрится, будто толпа дебилов каких-то вышла...
У Тома был ДР во вторник, и конечно же, был фест. Катя сказала, что раз у Тома День Рождения, ещё и 40 лет, непременно будет что-то грандиозное. Но Майке не хотела устраивать что-то грандиозное, поэтому когда я возвращалась после курсов домой, увидела лишь посиделки на первом этаже винотеки. Там были Том, Майке, Клаус, Труди, Клаудиа и Юппи (имя запомнила из-за порошка-напитка из старых-добрых 90-х). Там был шведский стол и с десяток бутылок вина. Мы очень весело болтали (даже слабо верится, что Настя Данилова сидит в компании немцев среднего возраста, пробует вино, да и в принципе говорит на немецком). Ушла я, конечно, раньше, потому что поняла, что Клаус не отпустит меня, пока я не напьюсь. А у меня перед глазами уже всё плыло, и вообще хотелось спать. До дома то я дошла. А кааак поднималась к себе на третий этаж... Это надо было видеть.

Я впервые работала на виноградниках. Тому не хватало рабочих рук, и он позвал меня. Конечно, я согласилась. Просто ради какой-то перемены в будни. Итак, испытание первое. Встать к восьми утра. Первое испытание прошла с блеском. Лишь бы не проспать, поставила десять будильников, быстренбко оделась потеплее и побежала через винные помещения во внешний двор, куда приходят все сборщики. Там был Лешик!!! Урааа! (Лешик - это поляк, который работает на Людвигов уже 20 лет. Сначала на Клауса, потом на Тома. Ему лет 50, и он очень добрый и весёлый. Я его просто обожаю. Я ему тоже нравлюсь, и он всё время меня смешит) Лешик сразу понял, что я оделась по-дурацки, и мы пошли с ним в винную за хорошими сапогами и курткой. А потом мне дали перчатки и секатор, и мы поехали на Тёрнихский холм. Собирать виноград.
Я обожаю собирать виноград. ОБОЖАЮ. Весёлая интернациональная компания в одной большой машине забирается высоко-высоко на холм, откуда облака кажутся совсем близкими. А под облаками стелется густой молочный туман, и совсем не видно земли. Крутые склоны. Если упадёшь - считай, что летишь в этот туман, и до земли ещё лететь и лететь... Холод, изо рта пар, руками в липких от сока перчатках срезаешь крупные гроздья ледяных ягод... Шутим, смеёмся. Женщины собирают, мужчины ещё таскают вёдра наверх. А потом всходит солнце. И тогда наступает счастье. Потому что облака уплывают, туман рассеивается мелкой жемчужной пылью, солнце золотит кожу, и Лешик берёт из рук ведро, мы поднимаемся к "Спринтеру" и пьём обжигающий губы кофе, аромат которого плывёт по виноградникам и пробуждает каждую птичку, которая надумала создать здесь гнездо. Все шутят, все смеются. Особенно я и Лешик. Наша парочка - это что-то.
Так, два поляка, Лешик и Михаэль. Лешику под 50, Михаэлю где-то 30. Они говорят по-польски, разумеется. Михаэль ещё знает английский - с ним я на инглише. Лешик говорит на немецком, русском (учил в школе) и русском матерном. КАК он матерится, это что-то. Во-первых, меня это совершенно не коробит, а во-вторых, это очень смешно. "Где Том? - спрашиваю. "А в *изде, наверное!". "Да пошёл он в *уй!". "Лешик, а что такое "коханок"?" - "Нууу, короче, он её *бал!" Как мы с ним разговариваем... это просто надо видеть и слышать. Так как он любит русский, любит русских и часто читает русскую классику (когда мы узнали, что оба обожаем "Анну Каренину", болтали о ней полчаса), он говорит со мной на русском, иногда вставляя польские словечки. Но если мы друг друга не понимаем, переключаемся на немецкий. Но если и на немецком до меня что-то не доходит, в помощь русский матерный - после перевода на который мне всё становится ясно, как Божий день. А Михаэль учит меня польскому, кстати. В польском чудовищная фонетика. Вообще я тут ещё и украинский учу с девочками... классно!
Отвлеклась. После кофе-брейка мы снова приступаем за работу, а в 12 едем все вместе на обед. С ума схожу от нашего "Спринтера". Огромная машина, заваленная всяким винодельческим барахлом, где каждый раз ты сидишь на новом месте и никогда (!) не найдёшь то, что когда-то потерял. Но там всегда есть термосы с чаем и кофе. Обедаем все, конечно же, в нашей винотеке, тольо на втором этаже, где у нас ресторан. Кормит нас Труди (Майке с детьми). Сидим за длинным столом, как в Хогвартсе (ну не ТАКИМ длинным, но всё же), вокруг фотографии нашей винодельни сто-двухсотлетней давности, где изображены прадеды Клауса, очень много смеёмся и болтаем. А потом снова за работу, тоже четыре часа. Усталость накатывает только по возвращении домой. Но горячий душ снимает всё как рукой, я ужинаю, читаю книжку на немецком, потом смотрю какой-нибудь фильм и ложусь спать, а сплю как младенец.
Так я ездила на виноград уже три-четыре раза. Скоро поеду ещё...
В те выходные мы ездили с девочками в Брюссель. Но о нём писать не буду, потому что уже поздно. Может быть как-нибудь потом. Брюссель удивителен. Я полюбила Бельгию - пока всё.